Регистрация

Войти через соцсети:


Если вы зарегистрированы, просто введите свои данные:


Если вы располагаете интересным материалом и уверены, что он будет интересен - присылайте его нам, и мы разместим его на нашем портале.

Для этого опубликуйте материал на странице Добавить новость, или пришлите текст по форме обратной связи, которая расположена на странице Контакты.

Или пройдите регистрацию. Это не займет много времени: Регистрация

Если вы уверены, что статья была размещена без вашего разрешения или с какими-либо нарушениями - сообщите об этом со страницы Контакты или в комментариях к статье. Администрация всегда идет навстречу авторам: размещает обратные ссылки или удаляет материал, если автор этого желает.




О жизни

0
0:41
0
0:12
0
20:41
0
19:41
0
18:12
0
16:41
0
16:12
0
10:41
0
10:12
0
10:12

На Украину вернулись лихие 90-е

45
0
08.05.2018

Корреспондент «Комсомолки» тайно проехалась от Харькова до Киева и посмотрела, что сейчас происходит у соседей. Часть 2

На Украину вернулись лихие 90-е

 

Сворачиваем с харьковского Московского проспекта в сторону и, глухо стуча подвеской, проваливаемся по очередности в яму за ямой. Подруга сбрасывает скорость почти до нуля, давая мне возможность насладиться городской застройкой — хлипкими двухэтажными бараками с перекосившимися крылечками и распахнутыми настежь входными дверями:

— Я в таком доме поначалу комнату снимала, но через полгода сбежала — сыро, холодно, ребенок болел там постоянно.

Пять лет назад Даша уехала из родного поселка под Харьковом в город, чтобы дать нормальное образование дочери и самой по-человечески устроиться в жизни.

— В деревне дом остался двухэтажный, хороший. Но что мне там делать? Мои одноклассники — половина пьяницы, половина наркоманы. Единицы уехали в город. А те, что остались и не спились… Димку, например, зарезали, хороший был малый. Под пьяную руку соседа попал. Петьку повесили, хотя представили, что сам на себя руки наложил. Но разве станет вешаться офицер милиции?

— Кошмар какой! И давно это произошло?

— Да нет, года два назад. Для нас это уже не новости, мы к этому привыкли, — спокойно говорит Даша, пожимая плечами, и останавливается у рынка. — Сейчас макулатуру сдам, и поедем дальше. Только из машины не выходи и заблокируй двери, а то у нас так сумки крадут, даже на медленном ходу могут ворваться.

Я послушно включаю блокировку дверей и встречаюсь взглядом с двумя стариками, стоящими у входа на рынок и разложившими на газете какую-то мелочь — книги, старый подсвечник, медная позеленевшая пепельница, подборка журналов, пленочный «Киев». Дед хмуро отворачивается и переминается с ноги на ногу. Я выдыхаю, чувствуя, что это какое-то проклятое дежавю. Если воспоминания о 90-х моя память хранит, окутав туманом, то здесь, на Украине, 90-е живее всех живых.

Мимо проносится старый «Гелендваген» со странными тонкими ссадинами на черном боку. «Видимо, ветками поцарапал», — думаю я, хотя понимаю, что такие царапины явно не от кустов.

Смотрю на советское мозаичное панно, украшающее фабричную стену через дорогу.

«Слава труду», — возглашает мускулистый рабочий в комбинезоне, вскинув победно вверх руки.

«Рабочим слава», — отвечаю ему про себя.

ПРО ЗАРПЛАТЫ

Подруга возвращается в машину и спешит объясниться:

— Не подумай, что мы тут голодаем. У меня хорошая работа, международная медицинская компания. Зарплату платят в валюте, вовремя. Медстраховка, если со мной что-то случится, то дочь будет получать выплаты, машина, бензин оплачивают. Мне повезло. На Украине нас таких представителей компании мало. А вообще в городе средняя зарплата три тысячи гривен (7 тысяч рублей). Коммуналка дорогая, цена на проезд растет постоянно, да еще и этот принудительный военный сбор.

— Все для победы? — уточняю я.

— Если бы! Выплаты этим отморозкам, атошникам. С ними лучше не связываться.

На Украину вернулись лихие 90-е

Я вновь оглядываюсь по сторонам в надежде увидеть хоть одного захудалого атошника, которым меня пугали наперебой друзья, побывавшие на Украине после майдана.

— Не знаю, о чем думает Порошенко, но народ не живет — выживает. Живут Киев, Харьков, Львов, Днепр и Одесса. А все остальные перебиваются: день прошел — и слава богу. Вот сама подумай, как можно жить на 700 гривен?

Я умножаю в уме на 2,5 (такой курс к рублю) и тут же трясу головой — 1750 рублей: «Нельзя! Нереально!»

— Вот именно, — отвечает Даша. — А это зарплата на заводе. Я сама стояла несколько лет назад у станка, знаю, что это такое. О соцпакете и медстраховке можно только мечтать. Еще и реформу здравоохранения проводят. Выделяют на лечение каждого человека по 350 гривен. А это копейки. Даже анализ крови на них не сделать. В аптеках девчонки работают за 1200 — 2000 гривен, врачи получают 3000 гривен…

Даша тормозит у обочины и кому-то машет. В машину запрыгивает симпатичная темноволосая женщина в пушистой меховой жилетке.

— Знакомься, это Света, — представляет мне знакомую Даша. — Света — мастер по наращиванию ресниц.

Света смеется и отнекивается:

— Это хобби.

На мой вопрос, чем она занимается, получаю ответ:

— Торгую людьми.

На Украину вернулись лихие 90-е

ЕВРОПА У НОГ УКРАИНЦЕВ…

По коже пробегают мурашки. Избежав депортации на границе и нежного общения с сотрудниками СБУ и таможни о целях моей поездки, понимаю, что сейчас мне меньше всего хотелось бы оказаться в рабстве:

— Не думала, что на Украине все настолько плохо, что дело доходит до торговли людьми.

Девушки переглядываются и начинают смеяться.

— Ты не поняла. Света работает в компании, которая отправляет украинцев на заработки, — поясняет Даша.

— Европа у ваших ног. Выбирай что хочешь. Но в основном едут в Польшу и Чехию. Там нужны разнорабочие в большом количестве, — поясняет Света и профессионально чеканит: — Строители, грузчики, горничные, нянечки, сиделки для стариков.

— И сколько платят?

— Средний ценник — 800 долларов. Но график жесткий, как и условия. Не справляешься — можешь остаться без зарплаты. Поэтому наши основные клиенты — мужики. Был у меня тут один. Пришел 120-килограммовым бугаем, поехал работать в Польшу, мороженые тушки цыплят фасовать, вернулся через полгода домой, даже не узнала — тощий, стал весить 50 килограммов. А помнишь Лильку?

Даша согласно качает головой.

— Уехала работать в Польшу, так теперь отказывается возвращаться. Говорит: «Я теперь хоть как человек зарабатываю». 800, а то и 1000 долларов в месяц вытягивает.

— Украина цэ Европа, — вздыхаю я.

ПОЧЕМ ПЛАТНАЯ ЛЮБОВЬ?

Снова выскакиваем на бесконечный Московский проспект. Интересно, почему харьковские власти до сих пор его не переименовали в погоне за европейским светлым будущим?

Возле бывших фабричных зданий, около которых припаркованы фуры-великаны, я замечаю худую женщину в сером пуховике, который ей явно велик. Ее фигура точно изломанная спичка. Выкрашенные в смоль волосы выбиваются из-под бесформенной шапки. Лица женщины не видно — оно прикрыто пошлым бледно-розовым шарфиком.

— О! — восклицает Даша, заметив мой интерес, и останавливается на светофоре. — Знакомься, наши местные проститутки.

— Настоящие про-сти-тут-ки? — растягиваю я, с любопытством и тоской глядя на тружениц харьковских обочин.

Не успеваем мы проехать и 100 метров, как Даша вновь сбавляет скорость и заговорщицки предлагает: — Смотри, какие! Узнаем расценки?

Я соглашаюсь и опускаю стекло. К нам тут же подскакивают две бабочки. При виде нас, двух блондинок, они даже не колеблются. Салон тут же наполняется запахом дешевых сигарет и мятной жвачки.

— Привет, девчонки! Почем любовь нынче? — спрашивает Даша.

— Час — 300 гривен (700 рублей!), крошка, — защебетала крупная брюнетка, постукивая наращенным ноготком по стеклу. — А что предпочитаем, девочки? — Профессионалка начинает перечислять виды своих услуг, отчего мне становится всё дурнее, хотя я уже не понимаю, что больше сказывается на моем состоянии: разносторонний опыт бабочки, запах мятной жвачки или внешний вид жрицы любви. Из-под кричащей красной мини-юбки, до треска обтягивающей крупные бедра, торчат подернутые варикозной сеточкой ноги в черных чулках. Бабочка пугающе скалится, изображая игривую улыбку, и дергает молнию на полуспортивной куртке, еле прикрывающей вываливающийся живот…

Продолжение в следующем номере.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

По данным Центра экономических исследований, Украину периодически покидает около 4 миллионов мигрантов (около 16% от всего населения страны). Одномоментно за пределами Украины могут находиться 2,6 — 2,7 миллиона человек.

Куда чаще едут на заработки (в процентах от общего числа трудовых мигрантов):

40% — Польша

25% — Россия

11% — Италия

9% — Чехия

1 — 2% — Белоруссия, Португалия, Венгрия, Израиль, Финляндия.

Источник

Автор публикации:

Если Вы хотите, чтобы мы разместили Ваш уникальный материал на любую тему на нашем портале, присылайте тексты на почту info@ourpulse.info, или перейдите по ссылке Добавить новость

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей.


Ваши комментарии:

0

Оставить отзыв

Войти через соцсети:



Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Это не спам
Все отзывы проходят модерацию. В комментариях запрещены нецензурные выражения во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Спасибо за понимание!


Парад Победы Луганск