Регистрация

Войти через соцсети:


Если вы зарегистрированы, просто введите свои данные:


Если вы располагаете интересным материалом и уверены, что он будет интересен - присылайте его нам, и мы разместим его на нашем портале.

Для этого опубликуйте материал на странице Добавить новость, или пришлите текст по форме обратной связи, которая расположена на странице Контакты.

Или пройдите регистрацию. Это не займет много времени: Регистрация

Если вы уверены, что статья была размещена без вашего разрешения или с какими-либо нарушениями - сообщите об этом со страницы Контакты или в комментариях к статье. Администрация всегда идет навстречу авторам: размещает обратные ссылки или удаляет материал, если автор этого желает.




Войны

0
8:41
0
6:41
0
6:41
0
20:41
0
20:41
0
18:41
0
18:41
0
16:41
0
16:41
0
16:12

Донбасский сценарий

125
0
09.04.2018

Андрей Марочко: Хорватских сценариев не будет

Не смотря на т.н. «пасхальное перемирие» ВСУ продолжают постоянный обстрел позиций Народной милиции ЛДНР. О том, зачем Украине нужна непрестанная эскалация конфликта на Донбассе, зачем ВСУ обстреливают сами себя, и почему в Донбассе невозможен «хорватский» сценарий, рассказал официальный представитель НМ ЛНР подполковник Андрей Марочко.

– На линии фронта ДНР очередное перемирие соблюдается украинской стороной условно. Наши позиции обстреливают, как и во все предыдущие «перемирия». Такая же ситуация на линии разграничения в ЛНР?

– Не могу сказать, что текущее — пасхальное — перемирие противник соблюдает в полном объёме. Да, есть положительные моменты, тяжёлое вооружение ВСУ сейчас почти не применяют, но регулярно обстреливают наши позиции из стрелкового вооружения. Снайперская работа с украинской стороны постоянна, применяют гранатомёты. За редкими исключениями, обстрелов не бывает два, максимум, три дня, а затем они возобновляются. Причём наблюдается тенденция, когда ВСУ обстреливают свою же территорию. Мне часто докладывают: одни украинские военнослужащие ведут огонь по позициям, которые занимают другие украинские военнослужащие, а затем Совместный центр по координации и контролю выдаёт «информацию», якобы обстреливаем ВСУ мы… Эта пагубная тенденция всё больше набирает обороты, поэтому сразу хочу отметить: ни СЦКК, ни международные наблюдатели информацию, которую подаёт Штаб АТО не подтверждают, но «атошники» упорно выдают в СМИ дезинформацию.

У нас очень актуальная тема — обстановка в районе моста у Станицы-Луганской. Мы хотели отводить оттуда все силы и средства. Международными наблюдателями, которые должны верифицировать отвод вооружения, не зафиксировано ни одного обстрела на протяжении длительного времени, со стороны НМ ЛНР. Наблюдатели подтверждают, что мы не ведём огонь, но, вопреки этому, в отчётах Штаба «АТО» мы видим «информацию» о том, что мы обстреливаем позиции украинских войск. Зачем они это делают? Поясню. Согласно рамочному решению, для отвода вооружённых сил должно пройти семь дней, и, чтобы не отводить свои формирования, ВСУ периодически, с интервалом 2-3 дня обстреливают собственные позиции.

– Все эти трюки применяются украинской стороной только для того, чтобы отвлечь внимание собственного населения, выставить нас злобными агрессорами, виновными во всех социально-экономических бедах «незалежної європейської держави»? Или они всё-таки готовятся к давно анонсированному наступлению по «Хорватскому сценарию», оттягивая время и создавая себе наиболее благоприятные условия для «окончательной зачистки оккупированных территорий»?

– Давайте смотреть правде в глаза. Украине нужна эскалация конфликта на Донбассе. На Банковой никто не считается с людскими потерями. Украинские политики на нашей и украинцев крови зарабатывают деньги. И чем больше здесь кровопролития, тем успешнее их бизнес. Любое перемирие не выгодно ни Порошенко, ни тем олигархам, которые спонсируют эту войну, ни различным наживающимся на войне чиновникам. Неоднократно взятые в плен ВСУшники фиксировали плачевное положение на передовых позициях ВСУ.

Бойцы, сдававшиеся нам в плен, рассказывали насколько у них всё плохо со снабжением и отношением к нуждам личного состава. В то время как Киев отчитывается в поставках на фронт в полном объёме, о 100%-й всем необходимым обеспеченности подразделений ВСУ. Одни делают деньги, другие служат им средством для наживы…

Представим на минуточку, боевые действия закончились. Куда и как все жирующие на этой войне будут списывать ГСМ и другие растраченные ими материальные ресурсы? Поэтому они всячески будут стараться войну продлить. А зачем мир украинским военнослужащим, получающим надбавки за пребывание в зоне АТО? Им тоже нужна война и повышение денежного довольствия в два-три раза.

– Всевозможные эксперты в кавычках и без, расплодившиеся «специалисты по Новороссии», три с лишним года прогнозируют «неизбежное в ближайшие дни» масштабное наступление ВСУ и ни разу эта информация не подтвердилась. Непродуктивно годами держать народ в напряжении, в ожидании большого наступления. В итоге у местных жителей возникает психологическая усталость и недоверие к самым правдивым сообщениям, а у россиян падает интерес к происходящему на Донбассе, что сказывается на моральной и материальной поддержке Республик. На Ваш взгляд, как правильно информационно работать в такой ситуации?

– Вспомним древнюю формулу «Хочешь мира — готовься к войне». Этим и определяется информационная политика: мы всегда должны быть готовы к агрессии со стороны Украины. Мне не хотелось бы поднимать сейчас тему о планах украинского руководства относительно масштабного наступления, потому что это связанная с возможностью наступления, информация в недельный порой срок меняется по несколько раз, и по-разному преподносится.

К любым прогнозам следует относиться осторожно и серьёзно, взвешенно. А по поводу сценариев могу сказать точно: сценарий только один — Донбасский, и никаких хорватских здесь просто быть не может. Здесь совершенно другой менталитет граждан, качественно иная политическая ситуация. На Донбассе абсолютно всё по-другому и никакие запланированные противником сценарии не сработают. Всё накатанные спецами НАТО в других государствах шаблоны в наших условиях бесполезны, ситуация развивается по нашему сценарию, и так будет всегда.

Они закрутили «помаранчевую революцию» — провалилась, устроили шабаш на Майдане в конце 2013-начале 2014 — начала рассыпаться страна. Думали, что подомнут под себя всю Украину, понатыкают на её территории натовские базы и будут угрожать России, но не учли русский фактор, а он — константа со многими неизвестными. На Востоке Украины в подавляющем большинстве живут люди по мироощущению и культуре русские, они/мы в любой ситуации способны действовать непредсказуемо, ломая все разработанные любым противником сценарии.

Если анализировать разведывательные данные, ситуация такая. Возьмём Т-64 ВСУ, их называют весенне-осенними танками. Почему? Потому что использование их оптимально именно весной и осенью. Сейчас опасный период, учитывая скопление данных танков, но это вовсе не означает, что ВСУ предпримут наступление, хотя ожидать следует любого развития событий.

У них безвыходная ситуация: нарастание проблем и недовольство политикой власти Порошенко может вынудить нацбатальоны и часть ВСУ пойти на Киев, предупредить такой вариант можно только наступлением, которое приведёт к неоправданным жертвам и разгрому украинских войск, и они это прекрасно понимают…

Находясь между молотом и наковальней, ВСУ ведут обстрелы наших позиций и устраивают точечные провокации, чтобы отчитываться перед политическим руководством, на большее они не способны, поскольку, как говориться, «всё украдено до нас»…

– Ополчение давно трансформировалось в армию, в целом успешно. Чего пока Вооружённым Силам ЛНР не хватает для того, чтобы соответствовать стандартам армии РФ? Речь, понятно, не об уровне технической оснащённости, о боевой подготовке.

– Сравнение с российской армией некорректно, поскольку мы используем то исключительно трофейное вооружение, ещё советского производства. Новых вооружений нам очень не хватает. А по боеспособности, всё понятно: у нас с 2014 года ведутся активные боевые действия и личный состав, в особенности, воюющие с первых дней войн, могут конкурировать с военнослужащими самых продвинутых армий мира. Как ни обучай человека, но без боевого опыта он не станет настоящим военнослужащим, у нас — все настоящие, 98% личного состава с огромным боевым опытом. Подготовка на высоте, всё чётко организовано: дежурство-полигон-снова передовая, методики обучения и боевые навыки постоянно совершенствуются, взаимодействие бойцов и подразделений отработано до мелочей.

– Вы в армии Республики с первых дней. Давайте сделаем экскурс в историю, как всё для Вас начиналось и что за четыре года особенно запомнилось?

– У меня история интересная. С 2004 года являлся сотрудником МВД Украины, прослужил в спецподразделении семь лет, потом в другом, тоже по линии МВД. Когда начались события на Майдане, все мои товарищи-сослуживцы из «Беркута» были там, я очень за них переживал… Ещё будучи в составе МВД Украины я уже дежурил на блокпосту в поселке Юбилейный на въезде в Луганск. До захвата СБУ приходилось участвовать в сопротивлении киевскому режиму скрытно, потом скрываться уже не имело смысла. Так, через ополчение, перешёл из украинской в Народную Милицию Республики.

В 2014-м и потом участвовал почти во всех основных боевых операциях на территории ЛНР. В составе отдельного разведподразделения, выполнявшего специальные задачи. Подчинялись мы непосредственно тогдашнему министру обороны Бугрову Олегу Евгеньевичу. О многом из того, что мы тогда делали, до сих пор не могу говорить, поскольку наши наработки того периода и сейчас используются. Из отдельного подразделения разведки перешёл в батальон ДШБ. А после переформирования батальона и его вхождения в состав бригад, я перешёл в Управление Штаба НМ ЛНР. Информационной деятельностью я до этого никогда не занимался. Оказался в числе информационщиков по воле обстоятельств. Так как я участник всех основных событий в Республике — бои за аэропорт, погранзаставу, Хрящеватое, Георгиевку и другие — приходилось рассказывать корреспондентам о происходящем, медийно засветился. И когда возник вопрос, кого назначить на роль, скажем так, вещающего на всю Республику, поскольку в информационной сфере мы тогда значительно уступали и ДНР, и Украине с её многочисленными СМИ, — было принято командованием решение назначить меня. С тех пор и по сей день — официальный представитель НМ ЛНР.

А что касается особенно запомнившегося… Столько всего за эти годы случилось, не знаю даже, что выбрать. Жизнь перевернулась полностью. Первые бои и первые потери на пограничном пункте «Мирный», там от пули украинского снайпера на моих глазах погиб сослуживец. Дальше — больше, около десяти раз был 100%-но уверен, что уже всё, смертушка подошла… бои были такие, из которых живыми не возвращаются, как нам удалось выжить — не знаю, до сих пор изумляюсь. Вот эпизод из событий в Георгиевке, в конце лета 2014-го. Поехали мы на броне захватывать украинские позиции, а украинцев там оказалось не 50 человек, как предполагалось, а — 350! Незабываемые испытал я ощущения, сидя на башне, когда без предупреждения начал лупить наш танк, потом, спустя 10-15 секунд в бок нашей «коробочки» прилетел заряд из РПГ, а рядом легли 82-мм мины. Броня далеко оторвалась от наших позиций, мы работали в тылу противника; тяжело было отходить с «трёхсотым», уворачиваясь от ляпающих по пятам минных разрывов…

Интересно было и в аэропорту, я первым зашёл на его территорию, в составе своего подразделения и комендатуры, мы обеспечивали там гуманитарный коридор. Запомнился и ночной бой с превосходящими силами ВСУ в Хрящеватом. А в Дебальцево у меня прямо под ногами разорвалась «Ф-1» и, как видите, жив-здоров, лишь немного осколками посекло, но это ничто в сравнении с тем, что могло быть при взрыве «эфки» в полутора метрах…

Нет какого-то определенного самого яркого события или эпизода, плотность их такая, что сливаются в памяти в одну сплошную полосу выстрелов-разрывов-атак. А многое уже и не вспомнить, нам свойственно забывать слишком тяжёлые моменты, иначе не выжить. Когда уже в третий раз заходили в Георгиевку, нас окружили, я написал предсмертную записку, был уверен — всё… Но, каким-то чудесным образом ребятам из другой группы удалось прорваться, ударить по левому флангу укропов, отодвинуть их, и это позволило нам с боем выйти к своим.

– Война превратилась в затяжную, позиционную, рутинную. Несмотря на это бойцы нисколько не разуверились, и, как и в 2014-м готовы сражаться до полного сокрушения Украины. А вот гражданские психологически устали, всё чаще спрашивают: когда всё это закончиться? Будет «зависание» в промежуточном состоянии или всё-таки мы воссоединимся с Россией?

– С первых митингов против киевской хунты и первых с нею боёв мы стремились и стремимся к одному — воссоединению с Россией. Хочется, чтобы это случилось как можно скорее, уже в этом году…

Беседовал Геннадий Дубовой.

Источник

Автор публикации:

Если Вы хотите, чтобы мы разместили Ваш уникальный материал на любую тему на нашем портале, присылайте тексты на почту info@ourpulse.info, или перейдите по ссылке Добавить новость

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей.


Ваши комментарии:

0

Оставить отзыв

Войти через соцсети:



Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Это не спам
Все отзывы проходят модерацию. В комментариях запрещены нецензурные выражения во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Спасибо за понимание!