Регистрация

Войти через соцсети:


Если вы зарегистрированы, просто введите свои данные:


Если вы располагаете интересным материалом и уверены, что он будет интересен - присылайте его нам, и мы разместим его на нашем портале.

Для этого опубликуйте материал на странице Добавить новость, или пришлите текст по форме обратной связи, которая расположена на странице Контакты.

Или пройдите регистрацию. Это не займет много времени: Регистрация

Если вы уверены, что статья была размещена без вашего разрешения или с какими-либо нарушениями - сообщите об этом со страницы Контакты или в комментариях к статье. Администрация всегда идет навстречу авторам: размещает обратные ссылки или удаляет материал, если автор этого желает.




Войны

0
20:41
0
20:12
0
20:12
0
18:41
0
18:41
0
18:12
0
18:12
0
16:41
0
16:12
0
16:12

100 лет с начала Гражданской войны: Эту бойню развязали не белые и не красные, а Антанта

65
0
25.05.2018

Накануне 100-летия начала Гражданской войны известные ученые поспорили о ее причинах и результатах

100 лет с начала Гражданской войны: Эту бойню развязали не белые и не красные, а Антанта

25 мая 1918-го многие специалисты считают стартовой точкой Гражданской войны. Но кто ее начал и почему? Кто и почему победил? На Радио «Комсомольская правда» ответы искали два профессора-историка, Герман АРТАМОНОВ и Александр ПЫЖИКОВ.

БОЛЬШЕВИКОВ СЧИТАЛИ ВРЕМЕНЩАКАМИ НА ПАРУ МЕСЯЦЕВ

— Уважаемые господа историки! Когда я учился в школе, то мы знали, что Гражданскую войну в России начали белые. С наступлением демократии нам стали объяснять, что это сделали злобные красные. А как было на самом деле? И, кстати, когда она началась?

Артамонов:

— Есть два основных подхода. Первый ведет начало гражданской войны с момента взятия власти большевиками. Вторая точка зрения датирует с 25 мая, потому что это начало Чехословацкого мятежа, который в итоге закончился свержением Советской власти на обширнейшей территории России. Такой точки зрения придерживался и сам Ленин. И мне она кажется наиболее обоснованной. На том основании, что именно в этот период военный вопрос был основным. Когда реально страна разделилась на два лагеря, и судьба страны, судьба Советской власти и народов решались на войне, на фронте.

Пыжиков:

— Я считаю, начало гражданской войны – это после заключения Брестского мира, апрель, май 1918 года. Потому что переворота Октябрьского в 1917 году ждали все, кто интересовался политикой. Это четко устанавливается по всем мемуарам. Временное правительство в своем авторитете достигло нулевой отметки. Это правительство политических импотентов. Над Керенским смеялись, что у нас была Александра Федоровна, а стал Александр Федорович. А он еще и в Зимнем в ее покоях поселился. Временное правительство уже опостылело всем. Как от них избавиться? И тут вспоминают: большевики же готовят вооруженное восстание. Слухи об этом ползли.

100 лет с начала Гражданской войны: Эту бойню развязали не белые и не красные, а Антанта

Артамонов:

— Об этом даже в газетах писали.

Пыжиков:

— Даже дебаты на этот счет проводили. Логика была такая: да быстрее бы они выступили со своим вооруженным восстанием, быстрее бы они взяли власть, выкинули этих политических импотентов. А дальше? Так ведь большевики сами уроды политические, как их можно серьезно воспринимать? Три-четыре месяца – это срок, который им отводили.

— Потом у них отберут власть?

Пыжиков:

— Да. И о них забудут, как о прошлогодней листве. В этой логике жило абсолютное большинство всех этих политиков той поры. Когда был заключен Брестский мир, когда стало ясно, что это война, которая уже осточертела всем …

— Пусть плохо, но прекращена…

Пыжиков:

— Именно. Тогда стало понятно: эти люди, о которых мы думали, что они за три-четыре месяца обанкротятся и их сдует волна здоровых сил, задерживаются у власти. У них появилась поддержка, маневр. И вообще — перспектива. Был саботаж всего чиновничества после взятия власти большевиками. Они не выходили на работу в министерства и ведомства, чтобы все это парализовать. Когда стало ясно, что это никуда не сдуется, как прошлогодняя листва, именно с весны начинается возврат чиновников на свои места. И стало понятно, что надо что-то делать. Нужно их спихнуть вооруженным путем.

МУНДИР АНГЛИЙСКИЙ, ПОГОН ФРАНЦУЗСКИЙ

Артамонов:

— И, смотрите, как все складывается. Открытая агрессия в мае начинается в районе Дальнего Востока. Там не только англичане, французы, но и Канада, и Япония принимают участие.

— И США ведь тоже участвовали.

Артамонов:

Такой внешний фактор влияния Антанты и наших бывших союзников лежит в основании начала вооруженного конфликта, который поставил военный вопрос главным в повестку дня.

— То есть не белые и не красные, а иностранные силы, получается, развязали у нас Гражданскую войну? И, особенно, Франция, которым подчинялся чехословацкий корпус, что намеревались интернировать через порт Владивостока?

Пыжиков:

— Насчет Франции вопрос абсолютно ясен. Она обязана была заниматься подстрекательством, чтобы большевиков как можно быстрее спихнуть. Франция являлась главным держателем царского долга. Когда большевики по долгу царского правительства помахали ручкой, это очень больно ударило по французским банкам и финансовым структурам. Значит, эту кучку надо убрать любыми способами. Задача перед французскими же политиками все французским капиталом была поставлена четко: снести Советскую власть. А белочехи – это была такая шпилька с брильянтом во всем веере мер. И они хорошо это разыграли. К тому же был и фактор Корнилова. Лавр Георгиевич получил громадную популярность в армии тем, что он в Австрии попал в плен во время войны и сумел оттуда сбежать. Причем настолько ловко, что обвел всю охрану и контрразведку австрийскую. В этом побеге ему помогли чехи. Когда он оказался в России, говорил, что чехи – наши лучшие люди, мы на них должны опираться. В прессе были такие статьи – «Корнилов и чехи». Когда Корнилов сбежал из плена, он начал здесь сразу раскручивать музыку: я сейчас чехов подключу, чехи – моя опора. Я должен быть здесь главным командующим.

Артамонов:

— Роль внешнего фактора во всех этих событиях была чрезвычайно высока. И оккупация, и финансирование извне. После окончания 11 ноября 1918 года Первой мировой войны Антанта приступает к масштабной второй волне интервенции, когда они высаживаются на юге России. Французы и англичане. Корпус Антанты насчитывал всего около 200 тысяч человек. Не говоря уже о финансовых и других институтах, которые тайные и плохо поддаются изучению.

— Но они ведь сами не очень любили воевать с Красной армией?

Артамонов:

— Да. Но есть другой аспект. Почему-то у нас не очень обращают внимание, что количество жертв непосредственно оккупационных властей среди населения России составило более 100 тысяч человек. А вот позже Антанта оказала влияние на поражение белых. Особенно это видно со второй половины 1919 года. Это, по сути дела, отказ в поддержке Антантой и Деникина, и Колчака. Этот фактор дополнительно повлиял на победоносное шествие Красной армии.

Пыжиков:

— Когда иностранные консультанты почувствовали, что им противостоит не какой-то сброд, а серьезная сила, которая не только Колчака и Деникина может поставить на место, они решили минимизировать издержки и не ловить журавля в небе. Они Закавказье намеревались законсервировать под себя. На нефть нацелились англичане. А французы – на металлургический Донбасс. Они подумали: надо удержать то, что есть. Но они ошиблись и тут.

У меня был один очень интересный разговор. Один человек мне говорит: вы кого защищаете? За большевиков вся иностранщина воевала. И привел пример: в Ростове стоит памятник китайским добровольцам, которые были в рядах Красной армии. Но он почему-то забыл о 14 иностранных государствах, которые участвовали в подавлении Советской республики.

ОФИЦЕРЫ РАЗДЕЛИЛИСЬ ФИФТИ-ФИФТИ

— Вот вы сказали – убедились, что не сброд. А что можно сказать о противостоящих силах. Белые, понятно, офицеры и генералы царской армии.

Артамонов:

— Я бы так не спешил. Белое движение возглавили как раз те элиты, что довели страну до революционного хаоса. А войдя во власть после февраля, показали полную неэффективность. Вспомним знаменитое выступление Павла Николаевича Милюкова в декабре 1916-го – «Глупость или измена?» Он обращался к царскому правительству Николая. Чрезвычайная следственная комиссия по расследованию преступлений царского режима ставила задачу собрать материалы и доказательства прямой измены Николая. Потом было доказано, что нет никакой измены. Но когда мы начнем анализировать деятельность Временного правительства, вот они пришли во власть, эти политики, свергшие неэффективного царя, и все, что они ни сделают, тут-то и возникает вопрос: что это – глупость или измена

Белое движение было очень пестрым. Туда входили представители не только монархических партий, но и кадеты, буржуазная партия, меньшевики, эсеры. В самарском КОМУЧе, составленном из бывших депутатов Учредительного собрания, доминируют эсеры и меньшевики. Программы у них всех были разные. Не монархические. При этом элементы возвращения прежних порядков наблюдались.

Пыжиков:

— Почему-то существует странное убеждение, что Белое движение – это возврат монархии. Ничего подобного. Они как раз царя и свергали, те, кто собрался в белом движении.

— Слушайте, мы сейчас так договоримся до того, что большевики отомстили белым за царя!

Пыжиков:

— Не смейтесь! Тот же Корнилов арестовывал императрицу, семью. Как он мог быть за реставрацию монархии? Церковь в полном объеме согласилась с отречением. А потом попы шли вместе с белогвардейским составом. Раскол в царской армии произошел во многом по линии того, что вы это все устроили, свержение монархии, теперь вы здесь в роли спасителей Родины себя презентуете. Нет, дорогие, вы нам вообще не нужны. Раскол в царском генералитете и офицерстве произошел в первую очередь по линии февраля – антимонархического переворота.

100 лет с начала Гражданской войны: Эту бойню развязали не белые и не красные, а Антанта

Артамонов:

— Командный офицерский состав с обеих сторон – костяк царской армии. Это еще один парадокс нашей истории. По самым скромным оценкам, в Красной армии было не менее 40 % офицеров царской армии. Два царских военных министра.

Пыжиков:

— Было обращение к царским офицерам и генералам. Ряд видных генералов царской армии встали на сторону большевиков. Первым был родной брат Бонч-Бруевича. Владимир был управделами Совнаркома. А Михаил – генерал царской армии. Потом Брусилов потихонечку сюда же. Брусилов был Главковерхом был при Керенском. Популярная фигура.

Глядя на клоунаду, которая образовывалась на юге с Алексеевым и Корниловым, эти офицеры и генералы не стали хороводиться с этой публикой на юге, а выбрали себе такую патриотическую позицию.

А У БЕЛЫХ ПРОФСОЮЗОВ НЕ БЫЛО

— Но основная часть воинства – все равно рядовые бойцы. Здесь кто был у белых и у красных?

Артамонов:

— Тоже достаточно однородный социальный состав. Если у вас основная масса населения – крестьянство, то костяк армии будет составлять крестьяне. Но оно в России было неоднородным. В центральной европейской части и Сибири несколько разным. В Сибири никогда не было крепостного права и помещиков. А здесь было. И потому первоначально белым удалось привлечь на свою сторону часть зажиточного крестьянства и казачества. Но потом их отвратило от белых то, что они старались сохранить прежние порядки, то же помещичье землевладение. Которое было только Лениным на Втором съезде Советов. В стране даже после февраля сохранялись полуфеодальные пережитки. А большевики гарантировали, что класс помещиков не вернется.

Конечно, фактор оккупацией со стороны Антанты сыграл существенную роль. И союз с Германией. Деникин был за союз с Антантой, Краснов – за союз с Германией, недавним врагом по войне. Казачество поддержало красных, а не белых, потому что те пошли за помощью к извечным недругам России. И крестьянство.

Пыжиков:

— Не соглашусь, коллега, что только эти факторы. Нельзя недооценивать еще один очень важный фактор. С советской стороны победу обеспечивал еще один важный общественный институт – профсоюзы. Вспомните, как роман «Чапаев» начинается: 4 тысячи рабочих с ткацких предприятий Шуи и Владимира прибывают в чапаевскую дивизию. Чапаев понимает, что придут люди, которые будут драться, а не думать, как бы отсюда свалить при первом удобном случае.

Если посмотреть «Правду» и «Известия» времен Гражданской войны, буквально все дышит участием профсоюзов в ней. Они отвечали за мобилизацию. Профсоюзы – это источник, «опора нашей власти», как говорил Ленин. Это не было преувеличением. 60 тысяч было в 1917 году в партии большевиков. За гражданскую войну она выросла в десять раз. в 1920 году было уже 600 тысяч. А профсоюзы – 5-6 миллионов человек. Ленин говорил, что большевистская партийная власть опирается на эти профсоюзы. Большинство профсоюзов были производственные. Металлисты, горняки, ткацкие мануфактуры. Были еще типографщики, пищевики, мелочь какая-то. Основное ядро профсоюзов – производственники. Профсоюзы провели три громаднейших мобилизационных кампании в годы гражданской войны. Привлекли в Красную армию десятки тысяч рабочих. Это был костяк красноармейских соединений.

— А у белых? У них ведь тоже была мобилизация.

Пыжиков:

— Конечно, на тех территориях, которые они контролировали. Колчак это проводил. И Деникин тоже. Но качество этих мобилизованных было совсем иное. И дело доходило даже до массового дезертирства. Доходило до того, что Колчак выявлял происхождение солдат. Если он из рабочих – быстро убрать из армии, ненадежный кадр.

— Если в двух словах, почему победили красные?

Пыжиков:

— Исход гражданской войны решила простая вещь. Кого большинство населения поддержало, тот и победил. По-другому быть не могло. Навязать победу, осуществить победу руками изолированной кучки инородцев, которые не имеют опоры в населении, невозможно. Победа – это большинство.

100 лет с начала Гражданской войны: Эту бойню развязали не белые и не красные, а Антанта

Артамонов:

— Согласен. Вообще, наша Гражданская война – это фактор всемирно-исторического значения. Потому что она показала, что большевики пришли всерьез и надолго. Власть они не отдадут. У них есть определенная программа, ресурс и желание перейти к осуществлению строительства в соответствии с их взглядами. На момент Гражданской войны еще ничего не было предопределено. И внутри партии большевиков еще единства во взглядах как на стратегические, так и на тактические задачи по строительству советского общества не выработали. Но для начала надо было победить в Гражданскую.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Евгений СПИЦЫН, историк, автор серии учебников по истории России:

— Чехословацкий корпус, который тогда перешел формально под Верховное командование Франции, безусловно, сыграл роль своеобразного спускового крючка для свержения советской власти на огромной территории – от Пензы до Владивостока — и начала Гражданской войны. Тогда у белых не было собственных вооруженных сил, которые могли бы активно ввязаться в противостояние с государственной властью, которую олицетворяли большевики и еще левые эсеры.

Этот корпус состоял из бывших подданных Австро-Венерской монархии, прежде всего, чехов, словаков, кстати, там был достаточно большой процент русинов, достаточно много западных украинцев. Некоторые историки вообще говорят, чуть ли не половину корпуса составляли жители Галиции, Волыни, Закарпатья, Прикарпатья и т.д. С французским командование была достигнута договоренность, что этот корпус будет обратно направлен на территорию Европы через Владивосток. И потом, когда началось движение этого корпуса, руководство корпуса получило прямую установку от Верховного командования союзных войск на организацию антибольшевистского выступления. И не зря составы с чехословаками растянулись на гигантской территории, от Волги до Владивостока. Нужен был лишь повод. Им стал знаменитый инцидент 14 мая, когда один из венгерских военнослужащих бросил камень в проходящий состав, возник конфликт, в результате которого венгр этот был убит чехословаками, а этот инцидент потом был раздут до размеров, условно говоря, мятежа. Подогрело их выступление и требование разоружиться.

Как по выстрелу стартового пистолета, во всех областных или, как тогда говорили, губернских центрах, где стояли эшелоны с чехословаками, произошло насильственное свержение советской власти. Причем, что любопытно, в каждом из эшелонов, в которых двигались чехословацкие части, был вагончик с представителями ИМКА. Якобы молодежной волонтерской организации христианской ассоциации, которая направила сотни своих агентов в Россию после февраля 1917 г., а на самом деле — подразделением британской разведки, работавшим под прикрытием. Позже ИМКА публиковала, особенно за рубежом, произведения Бердяева, Набокова, Солженицына. Более того, «Архипелаг ГУЛАГ» — эксклюзивное право печатания этого произведения именно у ИМКА. Грубо говоря, уже в начале 20-го века существовавшее НКО. Впрочем, оно существует и поныне.

Источник

Автор публикации:

Если Вы хотите, чтобы мы разместили Ваш уникальный материал на любую тему на нашем портале, присылайте тексты на почту , или перейдите по ссылке Добавить новость

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей.


Ваши комментарии:

0

Оставить отзыв

Войти через соцсети:



Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Это не спам
Все отзывы проходят модерацию. В комментариях запрещены нецензурные выражения во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Спасибо за понимание!


Парад Победы Луганск